Топ-5 самых неудачливых инвесторов в Туркменистан. Деньги, нервы, боль

25 апреля 2019 г., 10:05:43   190   0
Топ-5 самых неудачливых инвесторов в Туркменистан. Деньги, нервы, боль

Состояние экономики Туркменистана внутри и снаружи оценивают весьма различно.

«Несмотря на определенные экономические трудности, связанные, прежде всего, с экспортом углеводородных ресурсов и мировыми ценами на эти ресурсы, можно с определенным оптимизмом сегодня смотреть на перспективы развития национальной экономики и повышение благосостояния населения», - уверяет председатель Союза экономистов Туркменистана Юрий Аронский.

МВФ аккуратно отмечает — ВВП страны растет, но «риски в отношении этих прогнозов имеют негативную  направленность и связаны со вторичными эффектами напряженности в сфере международных торговых отношений, с геополитическими рисками, с ужесточением  условий привлечения финансирования, а также с внутренними факторами». Инвестору, решившему ввязаться в проекты на территории Туркменистана, стоит внимательно присмотреться к особенностям инвестиционного законодательства страны. А особенности есть, и подтвердить это могут те, кто годами пытался защитить свои права и свои проекты в спорах с властями Туркменистана. Удалось это не всем. Рассказываем о самых громких случаях.

Если кончились деньги в бюджете

Невероятная щедрость Ашхабада в отношении собственных граждан впечатляет. «Туркмения проводит государственную политику поддержания реальных доходов населения и выравнивания их уровня. Социальные трансферты, предоставляемые всем гражданам без исключения, в том числе в натуральной форме, являются неотъемлемой частью государственной политики в социальной сфере», - пишут провластные эксперты. 

Шутка ли — до 2017 года в стране для населения был бесплатный газ, электричество и вода. Но три года экономического кризиса возможности государственного кошелька заметно подорвали. Президент страны Гурбангулы Бердымухамедов объяснил, заявил, что льготы были введены, когда государство находилось в сложной экономической ситуации. А вот теперь, мол, когда «из года в год повышаются доходы населения», да еще «создано большое количество рабочих мест», с льготами будем завязывать.

Увы, про другие проблемы, которые обнажил кризис, про регулярно возникающий дефицит продовольственных товаров, про запрет свободной конвертации маната и процветание черного рынка валют, про обострившиеся проблемы зарубежных инвесторов, с которыми месяцами не рассчитываются за выполненные работы и поставленные товары, Ашхабад предпочитает молчать.

Впрочем, таких конфликтов с инвесторами в последние годы было множество. Только на странице Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, входящего в Группу Всемирного банка, более десятка разбирательств, инициированных незадачливыми инвесторами, обвиняющими Туркменистан в нарушении условий контрактов, вмешательство в проекты, отсутствие оплаты за оказанные услуги и поставленные товары. Суммы ущерба — сотни миллионов долларов.  

Действующий президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов сменил во главе страны Сапармурата Ниязова в 2007 году. Страна, некогда закрытая для иностранны.

инвестиций за редким исключением, вроде «критического импорта» в виде инвестиций в газовые проекты, решила повернуться лицом к инвесторам.

И повернулась. Но буквально через год-два эти самые инвесторы потянулись в суды — заманчивые проекты и многомиллионные контракты обернулись серьезными проблемами и многолетними тяжбами.

Интересно, что проблемы инвесторов были и при Ниязове, и при Бердымухамедове. Говорят, вовсе не случайно. Все эти годы при портфеле был один человек, отвечающий за «взаимодействие» с инвесторами - с июля 2001 года пост министра иностранных дел Туркменистана занимает Рашид Мередов. С февраля 2003 года он также и зампред Кабмина Туркменистана, то есть второй человек в стране после президента. Чиновник, которого называют «кошельком» президента и кошмаром инвестора, лично курирует все крупные инвестпроекты. Чем это оборачивается для инвесторов, можно оценить на примерах.

История первая. МТС, Россия

Иски от МТС Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (ICSID) будет рассматривать уже второй раз. Российский телеком-гигант работал в Туркменистане с 2006 года, причем до 2010 года МТС фактически доминировала на рынке мобильной связи — ее абонентская база насчитывала около 2,5 миллионов абонентов, а национальный оператор «Алтын Асыр» - почти в пять раз меньше.

По инвестиционному соглашению, российская компания выплачивала  Туркменистану 20% чистой прибыли. Однако в 2010 году дочерняя компания МТС прекратила работу из-за приостановленной лицензии. МТС тогда заявила, что приостановка лицензии «не была полностью обоснована». Компания даже обратилась к своим зарубежным акционерам с открытым письмом, в котором заявила, что сомневается в надежности вложения инвестиций в Туркменистане. В октябре 2011 года в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров поступил иск российской компании против туркменского правительства. Инвестор обвинял Ахшабад в приостановлении действия лицензии и непродлении контрактов. Сумма спора составляла 800 миллионов долларов, но тогда сторонам удалось договориться о мирном урегулировании. 

МТС в 2012 году возобновила работу через новое юридическое лицо, «МТС Туркменистан», и на новых условиях — Ашхабад через госкомпанию «Туркментелеком» получил право уже на 30-процентное участие в чистой прибыли МТС.

Второй раз деятельность МТС в Туркменистане была вынуждено прекращена в сентябре 2017 года, после того как власти отказались продлевать лицензию на использование частот. Говорят, Бердымухамедов решил вместо выдавленного с рынка российского оператора создать новую, национальную сеть мобильной связи. Дальше путь привычный — инвестор подал иск против Туркменистана в международный суд, ICSID. Сумма иска тоже привычная — 750 миллионов долларов. Оборудование и базовые станции оператор демонтировал, так что нынешний уход, похоже, окончательный.

Общие потери компании фантастические — 1,5 млрд долларов.

История вторая. Garanti Koza LPP, Великобритания

Британское Garanti Koza LLP в 2008 году стало одним из крупнейших участников госпрограммы по строительству в Туркменистане объектов инфраструктуры. Британцы должны были построить на автомобильной трассе Мары-Туркменабад 28 мостов, сумма контракта оценивалась в 100 миллионов долларов. Решение было утверждено, как положено, постановлением президента Гурбангулы Бердымухамедова.

Проект тормозил, инвестор жаловался на бесконечные проблемы с оплатой выполненных работ. Наконец, в 2011 году Garanti Koza подала запрос на арбитраж в уже знакомый Международный центр урегулирования инвестиционных споров, утверждая, что Туркменистан нарушил свои обязательства по британско-туркменскому договору в отношении проектирования и строительства автомобильных мостов и путепроводов в Туркменистане, при этом инвестор обвинил власти в одностороннем изменении контракта в части механизма оплаты работ, незаконном прекращении контракта, оказании давления в местных судах и в попытке конфисковать активы. Сумма спора составила 40 миллионов долларов.

Инвестор утверждает, что Туркменистан применил в отношении Garanti Koza «ползучую» экспроприацию активов, фактически лишая компанию права использования своих инвестиций даже при юридическом сохранении права собственности.

Garanti Koza, в частности, требовала 10,3 миллиона долларов за потерю оборудования, захваченного или утраченного по вине Туркменистана, а текже 14 миллионов долларов упущенной выгоды. Стороны разошлись и в оценке выполненного объема работ. Кроме того, Garanti Koza потребовала 8,9 миллионов долларов за потерю своего завода в Туркменистане.

И хотя иск британский инвестор все-таки выиграл, сумма, присужденная ему трибуналом по итогам пятилетнего разбирательства оказалась весьма скромной — всего 2,5 миллиона долларов. Правда, с процентами — но вряд ли это утешило британцев.

История третья. İçkale İnşaat Limited Şirketi, Турция

Крупная турецкая строительная компания оказалась одним из пионеров среди инвесторов в Туркменистан — компания открыла здесь филиал

еще при Сапармурате Ниязове, в 2004 году. И развернула масштабную деятельность. За период с 2004 по 2009 год компания İçkale заключила в общей сложности пятнадцать контрактов общей стоимостью около 250 миллионов долларов. В списке — отели, школы, детсады, культурный центр и другие инфраструктурные объекты.

Контракты турки получили на основании президентских указов, как принято в Туркменистане, выплаты должны были осуществляться за счет средств Государственного фонда, формируемого за счет нефтегазовых доходов. Инвестор уверял, что участие Госфонда для него было важной страховкой, гарантией для беспроблемного расширения своей деятельности в Туркменистане. Гурбангулы

Бердымухамедов, однако, вскоре после прихода к власти, в 2008 году,  упразднил фонд. Все доходы от углеводородов стали стекаться уже в Государственное агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана, то есть оказались под непосредственным руководством и контролем Бердымухамедова. Туркам вписаться в распределение денежных потоков не удалось.

İçkale в суде утверждал, что полностью завершил свои работы по шести контрактам, а также часть по еще нескольким проектам на общую сумму около 150 миллионов долларов. Часть объектов, в том числе один, детсад, школу, культурный центр в поселке Кипчак из-за действий властей страны компания завершить не смогла.

Турки заявили, что Гурбангулы Бердымухамедов лично контролировал проекты, не стесняясь в ним вмешиваться, к примеру, издавая инструкции, не соблюдая условия договоров и (уже традиционная претензия) — не оплачивая выполненные работы и завышая объемы работ, которые должны быть выполнены. Методы воздействия на возмущающегося инвестора были тоже привычные - угрозы и запугивания. Еще одна традиционная жалоба — экспроприация оборудования турецкой компании с целью покрытия неустойки, начисленной за просрочку обязательств Верховным судом Туркменистана.

Сумма спора, с которой турецкая İçkale обратилась в Международный центр урегулирования инвестиционных споров в декабре 2010 года — 570 миллионов долларов. Дело завершено в октябре 2016 года , претензии истца полностью отклонены, то есть решение вынесено в пользу Туркменистана.

История четвертая.  Unionmatex, Германия

В октябре 2018 года иск к Туркменистану в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров подала немецкая Unionmatex. 

Еще в 2008 году немцы заключили контракт с гособъединением «Туркменгаллаонумлери» на строительство в Туркменистане пяти мукомольных мельниц и двух торговых центров с пекарнями «под ключ». Сотрудничество сперва ничто не омрачало, и в течение года стороны подписали дополнительное соглашение о строительстве еще одного торгового центра. Общая сумма контракта достигла 144 миллиона евро. Завершить строительство предполагалось в 2011 году.

Более того, глава Unionmatex Гробе Юрген встретился с Гурбангулы Бердымухамедовым и они договорились масштабировать проект: немцы брались построить элеваторы и предприятия по производству муки в каждом велаяте Туркменистана.

В итоге грандиозные планы так и не были реализованы. Unionmatex вынужденно прекратила работу в Туркменистане и подать документы на ликвидации в 2014 году. Причина — как раз проблемы туркменских проектов, в частности, постоянные проблемы все эти годы с «Туркменгаллаонумлери», которая постоянно отказывалась оплачивать работу, при этом вмешиваясь в строительный процесс.

Попытки решить спор во внесудебном порядке оказались безуспешными, и администратор процедуры банкротства Unionmatex подал судебный иск к Туркменистану.

Интересно, что ситуация с мукой в Туркменистане все еще весьма напряженная — средства массовой информации в 2018 году не раз писали, что из государственных магазинов Туркменистана в очередной раз пропала мука, а в результате в частных магазинах и на рынках пропал хлеб. Для борьбы с дефицитом кое-где власти стали с желающих купить муку требовать справку об отсутствии задолженности за газ и электричество.

История пятая. «Белгорхимпром», Беларусь

Строительство Гарлыкского горно-обогатительнго комбината в июне 2009 года начала белорусская компания «Белгорхимпром». Общая стоимость проекта составляла 1 миллиард долларов. Проектная мощность комбината - 1,4 миллиона тонн удобрений в год. Сроки ввода пришлось сдвигать, но в марте 2017 года Туркменистан принял Гарлыкский ГОК в эксплуатацию — в присутствии президентов Туркменистана и Беларуси был подписан акт государственной приемочной комиссии.

Минск должен был сопровождать проект и достраивать подземную инфраструктуру. Но у Туркменистана кончились деньги — Минск получил немногим более 700 миллионов, невыплаченная сумма за выполненные и признанные туркменами работы составила 52 миллиона долларов, еще около 25 миллиона зависло без подписей.

В итоге власти Туркменистана обвиняли Беларусь в срыве сроков строительства, Минск заявил о срыве Ашхабадом сроков оплаты.

«Белгорхимпром» в январе 2019 года подал иск в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, требуя взыскать с Туркменистана и госконцерна «Туркменхимия» задолженность в размере более 150 млн долларов за работы по строительству Гарлыкского горно-обогатительного комбината. 

Беларусь также указала на то, что Туркменистан неправомерно препятствует вывозу из страны строительной техники «Белгорхимпрома» более чем на 7 миллионов долларов. Белорусская компания расценивает подобные действия Туркменистана «как противоречащие его же собственным интересам».

Туркменистан продолжает судиться и искать новых инвесторов. Старые быстро разочаровываются и исчезают с горизонта.

Автор: Игорь Корнев

Источник: Все новости от

Читайте еще

Популярные новости

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте