Жесткие условия. Как Минздрав меняет правила игры для студентов-медиков

17 мая 2018 г., 11:33:00   18   0
Жесткие условия. Как Минздрав меняет правила игры для студентов-медиков

Лишь 3% украинских интернов год назад сдали мониторинговый международный тест по знанию основ медицины IFOM.

Остальные 97% выпускников медицинских вузов не набрали проходного балла. «Это молодые медики, которые уже почти завтра идут на практику, а качество их знаний — низкое», — говорит заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский. И обещает: ситуация начнет меняться.

Лишь 3% украинских интернов год назад сдали мониторинговый международный тест по знанию основ медицины IFOM. Остальные 97% выпускников медицинских вузов не набрали проходного балла, хотя с украинским тестированием «Крок» справились. «Это молодые медики, которые уже почти завтра идут на практику, а качество их знаний — низкое», — говорит заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский и обещает: ситуация начнет меняться. Усложненные квалификационные экзамены, профильный английский, высокие требования к абитуриентам и тест из практических навыков уже ждут в этом году будущих врачей.

Интернатура

День интерна начинается с пятиминутки. Старшие врачи собираются в ординаторской и обсуждают новых больных. Диагнозы, анализы, лекарства — до начала рабочего дня надо узнать обо всех изменениях в клинике. После восьми утра — обход заведующего отделением палат вместе с профессорами. Какую тактику лечения назначить? На какие анализы и обследования стоит отправить пациента? Продлить ли курс медикаментов или заменить их?

Пока врачи заняты делами, их младшие коллеги тщательно пишут истории заболеваний. Первый пациент, второй, третий. На упражнение в орфографии интерн может потратить большую часть рабочего дня.

«Каждого пациента надо опросить и написать, что с ним произошло, отметить метод лечения, — говорит интерн киевской городской клинической больницы № 12 Богдан. — Это полезно, потому что показывает объективное состояние больного, но очень истощает».

Интерн киевской городской клинической больницы № 12 Богдан, говорит, что в университете мало изучали анатомию

Богдан на интернатуре уже второй год. Парень окончил Киевский медицинский институт им. Богомольца, через год должен пройти последнюю аттестацию и наконец получить звание врача. Настоящая практика у него началась с простыни и иглы.

«Первое, чего нужно было научиться на интернатуре — это вязать хирургические узлы, — вспоминает Богдан. — В практике хирурга ежедневно нужно перевязывать сосуды, зашивать раны. Чтобы этому научиться, надо сначала тренироваться на простыне, связывать ее. Иголочкой прошили и завязываете, чтобы не расходились узелки. Учимся дома самостоятельно, а потом уже пробуем применить навыки на операциях».

Практика для Богдана началась в онкоцентре в гинекологическом отделении. Когда зашивать простыни он научился безупречно, взялся за людей.

«Впервые я зашивал рану после пангистерэктомии, — вспоминает Богдан. — Женщине удаляли матку с придатками. Я первый раз боялся, однако выполнил шов идеально. В той больнице работали хорошие врачи, которые помогали мне во всем».

В 2017 году Богдан был одним из тех интернов, которых министерство здравоохранения обязало принять участие в мониторинге и сдать международный экзамен по основам медицины IFOM(International Foundations of Medicine). Тестирование разрабатывалось одной из самых авторитетных в мире аттестационных советов медицинских экзаменаторов Соединенных Штатов Америки. Тесты перевели на украинский язык и раздали молодым врачам. Только 3% из них набрали проходной балл. О своем результате оценивания Богдан не говорит, а идею Минздраву проводить иностранное тестирование не приветствует.

«Нас хотят проверять по американским критериям, а как так можно, если мы изучаем нашу систему здравоохранения, а не Штатов? — возмущается интерн. — У нас другое восприятие, другая тактика. Тесты отличаются по своей структуре от украинских. У нас там „получил травму пациент, выберите, что нужно с ним сделать“. А в американском — словно сериал Доктор Хаус смотреть. Что-то выбрал, а оно не подходит. Если и менять что-то, это не по оценивания надо начинать, а с обучения».

Во время интернатуры Богдан увидел, какие изменения в его университетском образовании помогли ему сейчас работать лучше. Анатомию хотел бы изучать на протяжении всего обучения в качестве основы медицины. Зато ее, говорит, пробежали за полтора года, давали много материала ежедневно для зубрежки: иногда нужно было заучить 60-70 страниц схематических изображений и картинок со всеми деталями организма человека.

«Кое-что для меня было лишним, — говорит Богдан. — А анатомия действительно важна. Гистологию, микробиологию мы быстро прошли и забыли. Хотелось бы более четкой системы в обучении».

Знания по анатомии бывший студент теперь подбирает на работе. На интернатуре позволяют присутствовать на операциях и ассистировать врачу. Богдан говорит: хотел бы выполнять больше хирургических манипуляций, особенно более редкие — установку зондов, пункцию, дренирование. Практику в этом найти сложнее, потому что эти процедуры нужны только небольшому количеству пациентов.

«Чувствую, что и после шести лет университета и трех в интернатуре мое обучение не закончится», — говорит Богдан.

Министерство

Биология, биохимия, гистология, микробиология, анатомия, физиология и фармакология. Двести тестовых вопросов по этим дисциплинам — это медицинский лицензионный экзамен «Крок». Три его уровня студент должен пройти, чтобы получить право лечить. «Крок 1» ждет третий курс, «Крок 2» — шестой. Последний «Крок 3» сдают уже по завершении интернатуры.

В тестах студент должен решить задачу. Например: «Больному с гиперсекрецией желудочного сока врач рекомендовал исключить из диеты насыщенные бульоны и овощные отвары, потому что они стимулируют желудочную секрецию преимущественно через активацию ... а) вкусовых рецепторов б) механорецепторов желудка ...».

Подобные вопросы с перечнем ответов уже двадцать лет придумывают сами преподаватели медицинских вузов со всей страны. Они присылают их в Центр независимого оценивания, где задачу прорабатывают и формируют в новый экзамен. Проблем в таких тестах хватает, говорит заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский. Те же преподаватели недовольны «Кроком», потому что вопросы часто некорректные или устаревшие.

«Это замкнутый круг, — говорит Александр, — у нас слабый преподаватель слабыми тестами слабого студента слабо учит. А слабо обученный студент рано или поздно становится слабым врачом, слабым преподавателем и продолжает писать слабые тесты. Нам из этого круга следует вырваться. Поэтому мы меняем содержание «Крока».

В конце марта Кабинет Министров Украины утвердил новую систему аттестации знаний будущих врачей — Единый государственный квалификационный экзамен (ЕГКЭ). С 2019 года выпускник вуза сможет получить диплом, если он успешно сдаст все четыре части ЕГКЭ.

«Государство является монополистом по контролю качества медицинского образования, — объясняет Александр Линчевский. — Есть стандарт, который должен знать врач после университета. Это не учебное заведение правдами и неправдами, за деньги или без них выдает диплом лояльным к ним студентам. Врачебный диплом выдает государство. И его может получить тот, кто достиг определенного уровня. Если хотим качественного медика, то мы должны поднять эту планку».

ЕГКЭ включает в себя украинский квалификационный экзамен «Крок», проверку знаний профессионального английского языка, международный экзамен по основам медицины IFOM, а также ОСКИ — практический экзамен по клиническим навыкам, где студенты работают с манекенами, проводят медицинские манипуляции и тому подобное. Различные уровни оценивания ожидают студентов на третьем, шестом курсах и по завершению интернатуры.

«Сейчас практический экзамен ОСКИ проводят в университетах как необязательный компонент, — объясняет Линчевский. — Университеты его самостоятельно разработали и внедрили, однако его надо нормировать. Должен быть четкий перечень того, какие навыки студентов надо проверять. Пока никаких стандартов не было».

Министерство здравоохранения готовится подписать договор с международной организацией NBME (National Board of Medical Examiners), которая проводит экзамен IFOM. Теперь в США IFOM смогут перевести на украинский. Тест разрабатывают специалисты из разных уголков мира для всех стран-участниц. Студенты будут сдавать экзамен в Украине, а их ответы будут запаівать и отправлять на проверку в США. Тесты, уверяют в Минздраве, касаются медицины в целом и не базируются только на системе медицины в Америке.

С 2019 года студентам позволят пересдавать экзамен только один раз и за собственные средства: повторно государство платить за тестирование не будет. ЕГКЭ позволят пройти повторно, если будущий медик предварительно набрал минимальный проходной балл за каждую из четырех частей экзамена. Тех, кто не прошел проверку знаний второй раз, ждет отчисление.

Единый государственный квалификационный экзамен должен постепенно трансформировать украинское образование медиков в лучшие мировые образцы, уверены в министерстве. Баллы за IFOM и английский пока не будут учитываться для студентов. Преподаватели должны увидеть, к чему им готовиться, чтобы уже через год они смогли подтянуть учебную программу и своих учеников к новым требованиям.

Университет

В обеденный перерыв в главном корпусе Львовского медицинского университета почти никого нет. Аудитории закрыты, студентов почти не видно. На одном из этажей возле деканата стоматологического факультета стоят двое. Парень копается в рюкзаке, девушка внимательно разглядывает доски объявлений. Несколько дней назад здесь вывесили списки студентов-стоматологов, которые не сдали с первого раза квалификационный экзамен «Крок». Десятки имен отличаются красным цветом от других. Девушка находит там и свою фамилию.

Цветом выделены те, кто не сдал «Крок». Это 36% от всех студентов курса

«Декан должен прийти уже через десять минут», — говорит парень. Позже к ним подходят их коллеги и одногруппники, которые так же не набрали достаточно баллов на экзамене. Когда декан вернется в кабинет, они заполнят необходимые документы, чтобы уже завтра идти на пересдачу. Без «Крока» стоматологами они так и не станут.

Интегрированный лицензионный экзамен «Крок» студенты-медики должны проходить несколько раз. Три уровня сложности, двести вопросов, видеонаблюдение, металлодетекторы и независимые наблюдатели. Стоматологи проходят тестирование раньше другие факультетов на несколько месяцев.

«В этот раз „Крок 1“ среди стоматологов не сдали семьдесят человек, — немного с грустью говорит декан стоматологического факультета Львовского национального медицинского университета Роман Огоновский, который как раз вернулся в свой кабинет. — Это 36% от всех студентов курса, однако средний показатель тех, кто не сдал экзамен, по Украине — 40%. Эти студенты должны подготовиться и идти на пересдачу. Тест ежегодно видоизменяется, задачи модифицируются. Без знаний его не написать, и не думайте. Вопросы здесь сформированы так, чтобы будущий врач понимал систему, а не просто заученно ставил галочки».

На декана сверху с выступа в стене смотрит статуя богини здоровья Гигиея, а рядом с ней стоит давно выключенный из розетки телевизор. В небольшую светлую комнату снова стучатся студенты. Пан Роман живо их принимает: «Нет, на Олимпиаду в Полтаву пятикурсники вряд ли поедут. Я с ними вчера говорил, теперь они хотят активно учиться. Что? Вы пропустили пару из-за конференции? Ну, это же не было наше официальное событие, она не могла стоять во время занятий. Здесь уже извиняюсь».

«На те олимпиады студенты больше едут потанцевать и выпить, — говорит Роман, когда из кабинета выходят студенты. — Я понимаю, что пятому курсу хочется веселья, однако им учиться надо. Я рычаги воздействия на них имею, но не хочу их применять. Ректор, правда, говорит, чтобы я резким с ними был. Спрашивает, почему мы не первые по знаниям среди вузов, а третьи? Так не должно быть».

Об изменениях в аттестации своих студентов Роман Огоновский хорошо знает. Его стоматологи четвертого курса уже следующей осенью примут участие в новом мониторинговом исследовании IFOM, а пока декан показывает задачи украинского «Крока», к которым уже добавили вопросы на английском языке.

«Там нет сложной английской терминологии — Роман Огоновский открывает шкаф и достает уже использованные задания экзамена. — Вполне можно понять вопрос на таком языке. В этом году бал еще не учитывается за эти английские тесты, но уже скоро их будут оценивать».

Декан стоматологического факультета разрезает один из пакетов с документами. Здесь в течение года сохраняют копии ответов и задания по «Кроку». После экзамена студентам не позволяют еще раз пересматривать их работы. Пакет раскрывают только во время противоречивых результатов.

Содержание одного из пакетов, в котором хранятся ответы на задания «Крок». Пакет раскрывают только во время противоречивых результатов.

«Я полностью поддерживаю все, что делает министерство, — говорит Роман. — Однако все же было бы лучше, если бы вместо американских экзаменов нам сейчас пробовали дать европейские. Вместо трех экзаменов у европейцев есть один, но очень серьезный».

Вступительная кампания

Одиннадцатиклассники в конце весны волнуются. Пока их предшественники уже учатся в медицинских университетах и готовятся к «Кроку», нынешние абитуриенты ждут внешнее независимое оценивание, по результатам которого их будут принимать в вузы. Чтобы поступить на обучение на врача, ранее достаточно было сдать ВНО по биологии, химии, математике или украинскому языку на минимум. И с низкой успеваемостью можно было оказаться на контракте любого вуза страны. При большем упорстве можно было попасть и на бюджет.

«Если мест больше, чем абитуриентов, то университеты постоянно занижают планку требований ко вступлению, — рассказывает бывшая заместитель министра образования и науки Украины Инна Совсун. — На то место, куда раньше мог поступить только отличник, теперь попадает и троечник. Это может работать для циркового искусства, однако когда зачисляешь троечника как студента-медика, то априори берешь человека, не готового учиться».

Когда Инна Совсун два с половиной года работала в министерстве, то часто к ней приходили отчитываться различные ректоры. «Мы открыли новую специальность» — хвастались они. Тогда первая заместитель министра образования и науки искренне удивлялась: «А где вы будете брать поступающих? Их физически нет столько в Украине». По ее словам, в 2005 году в Украине выпустилось около полумиллиона школьников. За последние годы эта цифра упала до двухсот тысяч.

Сейчас Инна Совсун — вице-президент Киевской школы экономики и советник министра здравоохранения по вопросам изменений в образовании медиков. Одно из ее предложений — поднять проходной балл ВНО для студентов-медиков до 150 баллов. В прошлом году внедрить это изменение не успели, внедрили в этом — набор 2018 года станет первым, кого отберут по новым правилам.

«Одна из основных наших идей повлиять именно на набор студентов, — объясняет Инна. — Мы не можем дальше следовать логике университетов и принимать на обучение всех желающих. Это выгодно вузам, потому что у них количество ставок привязано к количеству студентов. Первичным становится не здоровье пациента, а то, как сохранить всех преподавателей».

Александр Линчевский вспоминает, что прошлогодняя идея сделать 150 баллов проходным минимумом вызвала сопротивление общественности.

«Я имел красный диплом в медицинском училище, — говорит Линчевский. — Я тогда сдал физику и первый профильный предмет на пятерки. Если бы я этого не сделал, то никогда бы не стал врачом. Это был 93-й год. А в 2017-м норма о минимуме 150 баллов на врачебные специальности была отменена. Это значит, что мы в этом году набрали немотивированных троечников во врачи. Через шесть лет они будут по-прежнему троечниками».

Инна Совсун отмечает: преподавателям работать с аудиторией, где есть студенты с рейтингами 198 и 110, — тяжело.

«Когда преподаватели и врачи говорят: „Мы не можем учить так, как надо“, то они говорят о смерти, — говорит Инна. — Если мы не научим сейчас, то эти врачи кого-то не спасут. А общество остается нечувствительным к этой проблеме».

Если минимум в 150 баллов ЕГЭ, по идее министерства, должен отсеять слабых абитуриентов, то автоматическое распределение государственного заказа повлияет на слабые учебные заведения. Когда Инна Совсун работала в команде министра образования и науки Сергея Квита, они решали, сколько и кому из университетов выделять финансирование на первокурсников. Говорит, часто приходилось искать компромисс между здравым смыслом и внешним давлением.

«Дайте нам больше заказ на этот год, — часто просили Инну Совсун ректоры вузов, — У нас здесь есть уникальные специальности, такие профессора и кафедры!..». К многочисленным звонкам присоединялись и народные депутаты: «Я здесь учился в этом университете, такой же хороший. Дайте им места».

Чтобы избежать влияния политиков, в 2016 году Министерство образования и науки ввели модель финансирование — «Место ходит за абитуриентом». Это означает, что количество бюджета теперь определяется не министром или его заместителем, а автоматически рассчитывается в соответствии с тем, куда идут самые умные абитуриенты. Для специальности, куда подается много сильных абитуриентов, в следующем году выделяют на 25% больше госзаказа. У слабых кафедр и университетов он, наоборот, уменьшается.

«Принцип автоматического распределения государственного заказа в том году внедрили и в Министерстве здравоохранения, — говорит Инна Совсун. — Сейчас алгоритм ежегодно перераспределяет бюджетные деньги на образование врачей среди медицинских вузов в зависимости от запроса абитуриентов. Я бы не сказала, что мы увидели уже какие-то драматические изменения. Единственное — это влияет на перемещенные с оккупированных территорий университеты».

«Можно прямо говорить, что Луганский медицинский получил на первый курс тридцать студентов, — говорит Линчевский. — не двести, как можно было бы договориться, потому что „перемещенный вуз и надо поддержать регион“. Он откровенно слаб. Я очень уважаю решение преподавательского состава переехать из оккупированного Луганска на украинскую территорию. Я лично их благодарил за это. Однако в Рубежном нет возможности готовить качественного врача. Абитуриенты выбирают более сильные университеты».

Александр Линчевский отмечает, что автоматическое распределение государственного заказа важно, потому что студентов-медиков в стране много. Ежегодно в Украине выпускают лишь вдвое меньше врачей, чем в Америке, население которой превышает триста миллионов. При этом, качество знаний наших студентов значительно ниже.

«С ограничением в минимум 150 баллов ВНО мы отсекаем слабых абитуриентов, — объясняет заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский. — А широкий конкурс не так драматичен, однако в будущем отсекает слабые университеты. Они сейчас получат меньше студентов, а в будущем, возможно, перестанут существовать. Конечно, слабый вуз может принимать контрактников, однако кто захочет платить деньги за некачественное образование? Ведь чтобы стать врачом, каждый все равно будет сдавать ЕГКЭ. С 2019 года этот изменение уже будет действовать».

Дарья Проказа, опубликовано в издании ТЕКСТИ

Читайте еще

Популярные новости

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте