Как Северная Ирландия может сорвать Brexit

15 февраля 2018 г., 01:40:00   32   0

Шотландия и Северная Ирландия заинтересованы в сохранении связей с Евросоюзом и активно противодействуют "жестким" сценариям Лондона 


Уже более года в регионе Северной Ирландии парализована работа местных органов власти. Региональный парламент прекратил работу после распада коалиционного правительства. Ирландские националисты из партии "Шин Фейн" покинули его после конфликта со своими извечными врагами из "Демократической юнионистской партии". Политический кризис и блокирование работы парламента запустили слухи (впоследствии переросшие в серьёзные разговоры в коридорах лондонского правительства) о возможном введении центральными властями прямого управления регионом из Лондона - впервые за последние десятилетия. Паралич в Северной Ирландии, а также возросшиеся претензии на этом фоне со стороны Ирландской республики, привели к ухудшению позиции Лондона в переговорах о выходе Британии из состава ЕС. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй была вынуждена поехать на встречу со своим ирландским коллегой Лео Варадкаром, поскольку чем дольше прозябает в кризисе Северная Ирландия, тем быстрее приближается дедлайн Британии в переговорах с ЕС, который Лондон не может позволить себе пропустить. Как проблемный регион может повлиять на выход Британии из ЕС и почему - попробуем разобраться. 


Северная Ирландия - регион в составе Великобритании, одна из ключевых частей Соединённого королевства. Эта наиболее проблемный район для британцев. Многие годы в Северной Ирландии шла вооружённая борьба между местными националистами, выступавшими за независимость и присоединение к соседней Ирландии, и британскими войсками. Кровопролитная война завершилась не так давно - всего 19 лет назад. Тогда в 1999 году обе стороны подписали так называемое Белфастское соглашение об окончании конфликта. Именно этот договор лёг в основу Североирландской автономии, которая была создана в рамках мирного процесса. И это соглашение до сих пор является гарантом мира и политического баланса в регионе.


Читайте также: Brexit и его опасность для Великобритании


Уже более 10 лет Северной Ирландией руководит хрупкий, но вынужденный союз между двумя враждующими партиями - националистами и юнионистами. Поскольку обе партии получали на выборах наибольшее количество мест в региональном парламенте, то вынуждены были формировать совместное коалиционное правительство. Однако после того, как Великобритания провела референдум о выходе из состава ЕС, кризис в Северной Ирландии лишь усугубился, многие до этого тлеющие проблемы вырвались наружу, а обе стороны заняли принципиальные позиции. 


Во время референдума в 2016 году регион Северной Ирландии проголосовал против выхода страны из состава Евросоюза. Это привело к конфликту между центральным правительством, которое вынуждено было начать процедуру выхода в соответствии с результатом референдума, и североирландскими националистами, противящимися подобным переменам. Северная Ирландия даже требовала от правительства остановить процедуру выхода Великобритании из ЕС, а в самом Брюсселе даже предлагали дать этому региону какой-нибудь специальный статус, чтобы он не терял те "бонусы", которые получала страна от членства в Евросоюзе. Однако официальный Лондон отказывается от этой идеи, ссылаясь на вмешательство во внутренние дела. Британские чиновники справедливо полагают, что отдельно выделив  под давлением Северную Ирландию они продемонстрируют слабость, и тогда все остальные регионы также захотят преференций. Получится ситуация, при которой половина страны лишь формально вышла из ЕС и получила странный "статус", а другая половина лишилась всех благ. Кроме Северной Ирландии, против выхода проголосовали также Гибралтар и Шотландия. А в последней на местных выборах победу вообще получили противники выхода Британии из ЕС.


Читайте также: Как Британия меняет точку зрения на Brexit???????


Кроме того, встал принципиальный и болезненный для Лондона вопрос субординации регионов. Ни для кого не секрет, что проблемы в отношениях между англичанами, шотландцами и ирландцами до сих пор существуют, хотя и не в такой радикальной форме категоричного антагонизма, как это было ранее. Северная Ирландия и Шотландия являются широкими автономиями в составе Великобритании. Однако предложение ЕС включить в переговоры о выходе из союза Северную Ирландию и Шотландию является для Лондона совершенно неприемлемым. Премьер-министр Тереза Мэй никогда не позволит собственным регионам представлять свои интересы наравне с центральным правительством как отдельные делегации. Более того, в связи с такими разговорами Британия даже обвиняла Брюссель во вмешательстве во внутренние дела королевства. 


Северная Ирландия и Шотландия являются широкими автономиями в составе Великобритании, однако предложение включить их в переговоры о выходе из Евросоюза является для Лондона совершенно неприемлемым. Тереза Мэй никогда не позволит регионам отстаивать их интересы отдельными делегациями и наравне с центральным правительством. 


Однако этот вопрос до сих пор остро стоит на повестке дня переговоров между Лондоном и Брюсселем. А на днях главный переговорщик со стороны Евросоюза Мишель Барнье подтвердил информацию о том, что ЕС будет предлагать оставить Северную Ирландию в виде исключения в составе единого рынка ЕС. При этом в Брюсселе подчеркнули - это предложение они подадут как обязательное условие для выхода Британии из Союза. Новость тотчас вызвала настоящую бурю внутри Соединённого королевства. Первый министр Шотландии Никола Стерджен выступила с резким заявлением, в котором призвала предоставить похожие условия не только для ирландцев, но и для шотландцев. В ответ на заявление ЕС представители британского правительства обвинили Мишеля Барнье в "жёсткой игре" и напомнили, что переговоры ведутся лишь между двумя сторонами - ЕС и Британией. В Евросоюзе своё предложение представляют не только как "вариант для спасения региональной экономики", а и как важный гарант мира в Северной Ирландии. Националисты в Белфасте не воспринимают идею "жёсткого" выхода Британии из ЕС, то есть выхода, при котором страна лишится сразу всех таможенных, налоговых и торговых преференций, которые были у неё от членства в Союзе. Более того, начальник местной полиции Джордж Хемилтон предупредил, что если на границе между Северной Ирландией и Ирландией восстановят таможенный контроль после выхода из ЕС, эти блокпосты снова напомнят местным жителям о временах, когда Британия воевала с ирландцами и пыталась отрезать им связи с Ирландской Республикой. Эти КПП могут стать, по словам полицейских, целями для наиболее радикально настроенных ирландцев. К тому же, на позицию британского правительства влияют ещё и немногочисленные депутаты парламента от Демократической юнионистской партии, которая делит власть с националистами в Северной Ирландии. Эта партия обеспечивает для премьер-министра Терезы Мэй и её консерваторов необходимое большинство в парламенте. После провальных досрочных парламентских выборов в июне 2017 года Тереза Мэй потеряла большинство в Палате общин. Ей пришлось "купить" 10 голосов депутатов-юнионистов, пообещав им множество уступок относительно Северной Ирландии, включая увеличение дотаций из бюджета. Поэтому сейчас правительство зависит от мнения юнионистов и не может идти вразрез с их позицией, которая прямо противоположна позиции националистов.


На эту ситуацию ещё накладывается уйма внутренних противоречий в самой Северной Ирландии, которые набрали критическую массу и вылились в публичное пространство под влиянием общего кризиса в переговорах с Брюсселем. 


Во-первых, это касается вопроса выхода Британии из состава ЕС. Националисты из партии "Шин Фейн" выступают против этого и за сближение с соседней Ирландией, а юнионисты, лояльные Лондону, поддерживают правительство Терезы Мэй. 


Во-вторых, националисты из "Шин Фейн" возмущены условиями договора, который заключили юнионисты и Тереза Мэй, когда она провалила парламентские выборы. В обмен на помощь в голосовании в парламенте, Лондон пообещал Демократической юнионистской партии выделить из бюджета более 2 млрд. фунтов стерлингов на развитие различных проектов в Северной Ирландии. Нетрудно догадаться, что это означает рост рейтинга юнионистов, которые будут заявлять о "перемоге", выделяя деньги на развитие своего региона в угоду электорату. Естественно, такой расклад не устраивает националистов. Они заявляют, что юнионисты своей помощью правительству помогают проводить через парламент все законы, необходимые для выхода Британии из ЕС. К тому же, всем стало ясно, что заключив союз с Лондоном и, фактически шантажируя его в кризисный час, юнионисты выбили для себя политические баллы, которые используют на выборах против своих оппонентов. 


Кризис в Северной Ирландии может как ускорить выход страны из ЕС, так и затянуть Лондон глубже в переговоры и вынудить его пойти на такие уступки, которые будут означать политическую смерть Терезы Мэй и её правительства. 


В-третьих, это злополучный "языковой вопрос". В последнее время на фоне выхода Британии из ЕС ирландские националисты начали с новой силой разгонять эту тему. Они уже много лет лоббируют принятие специального Акта об ирландском языке, который на законодательном уровне признает ирландский язык наряду с английским. Однако Демократическая юнионистская партия выступила против этого. И даже когда националисты предложили поддержать их союз с правительством в обмен на принятие закона, те снова отказались. Конфликт дошёл до того, что новый лидер ирландской националистической партии "Шин Фейн" Мэри Лу МакДональд и её заместительница Мишель О’Нил публично выступили за проведение референдума об объединении Северной Ирландии с Ирландией, если политический кризис не разрешится в ближайшее время. Такая же "грызня" происходит между партиями по поводу закона о легализации однополых браков. Северная Ирландия - единственный регион в Великобритании, где однополые браки запрещены. Против них традиционно выступают ирландские националисты-католики, а лоббируют закон юнионисты-протестанты. И наконец, проблемным является закон о создании комиссий, которые бы провели расследование убийств ирландцев и британцев во время вооружённого конфликта в Северной Ирландии в прошлом веке. 


В-четвёртых, это громкий скандал вокруг планов правительства создать платёжную систему за поставки тепла потребителям из возобновляемых источников энергии. Дело в том, что ещё в 2011 году в Северной Ирландии решили увеличить долю теплоэнергии, которую производят из возобновляемых источников энергии, до 4% к 2015 году, а в 2020 эта цифра должна достигать 10% от всего тепла. Имплементацией плана руководили чиновники Департамента экономики североирландского парламента под эгидой лидера Демократической юнионистской партии Арлин Фостер. В декабре 2016 года в СМИ появилась информация о проблемах в реализации плана и неэффективном использовании ресурсов, выделяемых из бюджета. Это привело к разбирательствам в парламенте. Депутаты выяснили, что план провалился, и это стоило региону более 500 миллионов фунтов. Всю вину возложили на Арлин Фостер и её партию, а националисты призвали её уйти в отставку. Она отказались, и это стало последней каплей в конфликте между союзниками по коалиции. Тогда заместитель первого министра Северной Ирландии и один из лидеров националистов Мартин МакГинес ушёл в отставку, тем самым запустив процесс развала коалиционного правительства. И вот, спустя более года, политический паралич до сих пор "штормит" Северную Ирландию, а стороны не собираются восстанавливать коалицию.


Сейчас британское правительство делает всё, дабы исправить ситуацию и нормализовать политическую обстановку в Северной Ирландии. 13 февраля премьер-министр Тереза Мэй провела специальную встречу в Белфасте с премьером Ирландии Лео Варадкаром. Оба призвали стороны конфликта разрешить свои вопросы и восстановить работу государственных органов власти на местах. Такая активность свидетельствует о том, что ни Ирландии, ни Великобритании не нужен сейчас новый очаг конфликта в Северной Ирландии, особенно во время процесса выхода страны из состава ЕС. Лондон понимает, что кризис в Северной Ирландии угрожает дестабилизацией региона, политическому рейтингу самой Мэй и её партии, а также запустить реакцию и в других автономных частях королевства, к примеру - в Шотландии. Неопределённость, тупик в переговорах и скандалы в рамках процесса выхода Великобритании из состава Евросоюза оживили многие старые раны Северной Ирландии, которые в спокойное время находились в "анабиозе". Эти проблемы, если выйдут из-под контроля и будут усугубляться, могут привести к конфликту Белфаста с Лондоном и даже досрочным выборам. Если органы власти в Северной Ирландии не возобновят работу в ближайшие 6-8 месяцев, Британия пропустит свой дедлайн по переговорам с ЕС и не успеет оформить окончательный вариант договора об условиях выхода из Союза. А для экономики королевства этот вариант - худший из всех. К тому же, опасной тенденцией является раскачивание региона на темах, которые давно не поднимались в североирландском регионе, темах, являющимися болезненными для большей части общества. Существует реальный риск всплеска насилия в случае отсутствия политической стабильности в Северной Ирландии на момент выхода страны из ЕС. По сути, британское правительство сейчас находится в такой ситуации, когда любое решение плохое, и надо выбрать, какой исход будет менее болезненным. И безотносительно итогового решения, кризис в Северной Ирландии может как ускорить выход страны из ЕС, так и затянуть Лондон глубже в переговоры и вынудить его пойти на такие уступки, которые будут означать политическую смерть Терезы Мэй и её правительства. Северная Ирландия - это тот локомотив, который на всех порах несётся на Британию, чтобы либо глубже забить её в тупик, либо быстро "выпихнуть" из ЕС со всеми последствиями.

Читайте еще

Популярные новости

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте